Press "Enter" to skip to content

Привлечение рабочей силы из-за рубежа

Сокращение населения в некоторых частях мира и старение заставят человечество несколько пересмотреть ценности


Фото: aljazeera.com

Мы привыкли думать, что мир семимильными шагами движется в сторону перенаселения, и слова “демографический кризис” ассоциируются именно с ростом популяции. Будущее выглядит тесным, скудным на ресурсы, чреватым социальными и инфекционными болезнями, которые рано или поздно приведут к массовому вымиранию и демографической разрядке. Самые смелые и оптимистичные смотрят на звезды в надежде, что очередной демографический всплеск, как встарь, погонит людей открывать новые горизонты и новые возможности.

У нас были поводы так думать: население планеты безудержно растет. Это подтверждают новые исследования, опубликованные в журнале Lancet. Однако оно же преподнесло нам сюрприз, который многие сочтут хорошей новостью. Конечно, популяция растет. И еще какое-то время будет это делать. Но уже не за горами тот момент, когда начнется ее сокращение. Первые признаки зафиксированы в Population and fertility by age and sex – глобальном исследовании, охватившем 195 стран и территорий и период с 1950 по 2017 гг. Согласно этому исследованию примерно с

середины 1960-х на фоне общего роста популяции начал постепенно падать коэффициент рождаемости – количество рождений на одну женщину детородного возраста, то есть от 10 до 54 лет.

За 67 лет, охваченных исследованием, коэффициент рождаемости снизился почти в два раза – с 4,7 до 2,4 рождений на женщину в среднем по планете. Таким образом, тот прирост населения, который мы все еще наблюдаем, – это эхо бэби-бума, случившегося сразу после Второй мировой войны и затихшего к середине 1960-х.

Ситуация, разумеется, разная в разных частях мира – где-то рожают больше, где-то меньше. Основная масса рождений припадает на Африку, и это вряд ли кого-то удивит. Может удивить другое – коэффициент рождения стабилизировался в Азии, а в некоторых ее частях пошел на снижение. Стали меньше рожать в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Меньше всех рожают киприотки – около одного рождения на женщину, больше всех – нигерийки, имеющие больше семи рождений на женщину. Мало кого удивит низкий коэффициент рождаемости в Японии, но удивит, возможно, что в Пуэрто-Рико и Польше рожают еще меньше. В целом 102 страны из 195 продемонстрировали сокращение коэффициента рождаемости более чем на 50% за исследуемый период.

Все это в самом недалеком будущем обещает сильно затормозить, а может, и остановить стремительный рост человечества, которое сделало внезапный рывок в середине ХХ в. Запал заканчивается. Численность населения будет стабилизироваться.

Исследование не называет причин, по которым женщины рожают все реже. Но можно о них догадаться. Начиная с того, что это больше не нужно – в середине ХХ в. медицина и усилия государств достигли невероятных успехов в преодолении детской смертности. Это, по всей видимости, и стало истинной причиной и такого бурного роста населения планеты, и заодно заметного увеличения средней продолжительности жизни. Дети не стали “вдруг” рождаться гораздо чаще, чем раньше – они просто перестали так часто умирать. И взрослые, наконец, с этим свыклись и стали рожать меньше. Тем более, средства избежать беременности все более совершенны и доступны.

Так что не спешите повторять вслед за консерваторами, что женщины, мол, эмансипировались и отбились от рук – рожать не хотят. Боюсь, тут консерваторы путают причину со следствием. Женщины могут позволить себе не рожать слишком часто, потому что для биологического воспроизведения вполне достаточно рожать в два раза реже, чем прежде. “Эмансипация” – то есть смещение акцента с “женщина и дети” на “женщина и деньги”, “женщина и карьера”, “женщина и социальная деятельность” – следствие того, что материнская функция больше не поглощает жизнь женщины целиком и полностью Это просто не нужно природе.

Демографы в кои-то веки принесли нам с вами хорошую новость: мальтузианский ад отменяется. Ядерная война, глобальная пандемия и прочие способы основательно проредить популяцию не понадобятся – обойдемся эволюционными методами. Защитники природы уже потирают руки, подсчитывая, насколько снизится антропогенная нагрузка и какие шансы у человечества если не вернуть кредит полностью, то хотя бы немного сократить долг по кредиту, взятому у потомков. При сохранении уровня потребления мы действительно можем рассчитывать на то, что самые плохие прогнозы касательно негативного влияния человечества на окружающую среду не оправдаются.

Но есть и плохая новость: мир будет стареть и перераспределяться. Как показывает практика малодетных стран – таких как Япония, например, – перед нами маячит перспектива превратиться в цивилизацию пожилых. Это не выглядит слишком пугающе – благодаря медицине не только дети умирают значительно реже, но и старость наступает позже. Тем не менее она все-таки наступает. И она будет тем тяжелее, чем ниже уровень жизни в стране. Для Японии или Южной Кореи, как и для большей части европейских стран, это, может, не так страшно. Но довольно стремительное старение ученые предрекают также Китаю, в котором, несмотря на отмену принципа “одна семья – один ребенок”, никто уже не спешит рожать больше.

Старение может нанести удар и по той области, с которой мы обычно связываем возможность человечества выплачивать свой глобальный кредит, – по сфере высоких технологий. Начиная с того, что с возрастом – популяции в целом это касается в той же мере, что и отдельного организма – творческий запал и амбиции несколько угасают. А продолжая тем, что великие прорывы обычно связаны с теснотой. Демографический взрыв или предшествует, или сопутствует великим открытиям и великим экспансиям. Теснота и связанные с ней проблемы – это вызов, который заставляет цивилизацию двигаться быстрее и энергичнее. Так что исследования, предрекающие стабилизацию, а, возможно, и сокращение населения планеты, – это хорошая новость для лесов и океанов, но не слишком хорошая для Илона Маска: в экспансии в космос вообще и на Марс в частности пропадет смысл.

Впрочем, у нас остается Африка. Мысль о том, что демографические “пустоты” – особенно в благополучных частях мира – будут заполняться мигрантами, выглядит вполне естественно. Особенно учитывая тот факт, что во многих относительно благополучных экономически странах коэффициент рождаемости давно находится ниже значения 2,1 – порога воспроизведения, что ведет к сокращению населения. При этом демографическое давление остается высоким в неблагополучных странах. Чемпион по коэффициенту рождаемости Нигер. В десятку из неафриканских стран попал только Афганистан.

В общем, как любят попугать консерваторы либералов, не хотите рожать сами, на ваше место придут другие. Черные, скажем. Или желтые. Или мусульмане. Консерваторы уверены, что это страшно – когда приходят другие. Не то чтобы они были совсем неправы. Но это неоднократно происходило в истории человечества – и произойдет снова.

Впрочем, и в Африке коэффициент рождаемости может быть скорректирован. Определенные усилия к этому уже прикладываются. И это не усилия по пропаганде презервативов. Это приход в Африку технологических компаний, которые нанимают на работу аутсорсеров. Причем соискателям-женщинам отдается предпочтение при найме. “ДС” уже описывала, как IT “внедряется” в традиционные культуры, обеспечивая наем на работу, а значит, стабильный доход и перспективы карьерного роста, женщинам из самых традиционалистских частей света. Так вот, в Африке технологические компании также занимаются такой “подрывной” работой. Разумеется, это довольно тяжелые неквалифицированные работы. И крупные компании, которые платят гроши за созданные руками черных женщин продукты, нередко становятся объектом резкой критики. Но тяжелая работа в IT сильно отличается от хлопковых плантаций американского Юга. Да и “гроши”, которые получают за свою работу африканки, это деньги, которых они не смогли бы заработать больше никак. Неквалифицированная IT-работа в Кении – это, например, обучение искусственного интеллекта, т. е. создание баз изображений, на которых тренируется ИИ. А “гроши” – до девяти долларов в день (при средней зарплате по стране в два доллара). А также небольшой оплачиваемый декретный отпуск.

Создание рабочих мест для женщин убивает двух зайцев – охлаждает эмигрантские настроения среди населения и заодно снижает коэффициент рождаемости. Пока дети – это единственная одобренная обществом и освященная традицией “карьера”, женщина мало задумывается об этом предмете. Но когда женщина начинает зарабатывать деньги и перед ней открывается перспектива карьерного роста, рождение ребенка становится делом выбора, а привлекательность многодетности сильно тускнеет.

Сокращение населения в некоторых частях мира и старение заставят нас несколько пересмотреть ценности. И это будет касаться не только вечного спора между малодетными и многодетными о количестве и качестве. Это коснется значительно более глобальных вопросов – речь об отношении к миграции и мигрантам, эйджизму и другим архаическим болезням взросления, которые человечество не может себе позволить в период зрелости цивилизации.

Be First to Comment

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *